Templates by BIGtheme NET
Главная / Культура / «Что есть добро, а что зло?» Отрывок из «Тайного дневника Лоры Палмер»

«Что есть добро, а что зло?» Отрывок из «Тайного дневника Лоры Палмер»

21 мая состоится премьера третьего сезона культового сериала «Твин-Пикс». В это же время на российских книжных прилавках появится «Тайный дневник Лоры Палмер», написанный дочерью Дэвида Линча.



издательство «Азбука»

История о специальном агенте ФБР Дейле Купере, расследующем убийство старшеклассницы Лоры Палмер в вымышленном городке Твин Пикс, оставила у зрителей слишком много вопросов, поэтому в 1990 году любопытство фанатов решила удовлетворить Дженнифер Линч. Известный режиссёр и сценарист, младшая дочь Дэвида Линча, написала тот самый дневник Лоры, найденный агентом Купером.

«Тайный дневник Лоры Палмер» помог читателям ещё ближе познакомиться с загадочной Лорой и её странной смертью, а само издание стало мировым бестселлером, чего прежде не случалось с произведениями, созданными на основе телесериала.

К выходу третьего сезона легендарной телесаги в издательстве «Азбука» выходит переиздание знаменитого дневника в новом переводе.

АиФ.ru публикует отрывок из книги.

* * *

15 сентября 1984

Тому, кто посмеет это прочесть.

Никак не могу примириться с мыслью, что перестала верить родителям и друзьям. Теперь я точно знаю, что кто-то брал и читал мой дневник, и этих «кто-то» могло быть даже несколько. Теперь я уже долго не буду ничего записывать в этом дневнике, если вообще буду. Ты, кто прочел мои записи, разрушил мою веру в право тайны личной жизни. Кто бы ты ни был, ненавижу тебя за это!

На этих страницах я записывала то, что и мне самой было бы страшно или стыдно перечитать… Я верила, что только я одна вправе листать эти страницы и только тогда, когда пожелаю. Многое здесь терзает и сбивает с толку меня самое. Но оно необходимо мне, чтобы мои тайные мысли выплеснулись наружу, и я смогла отогнать их прочь от себя.

Пожалуйста, не трогайте этот дневник.

Я серьезно.

Лора

3 октября 1985

Дорогой Дневник!

Прошел год, даже больше, пока я решилась вновь начать говорить с тобой. Мне удалось найти тайник, о котором я, правда, не буду распространяться на тот случай, если тебя обнаружат в другом месте, и кто-то станет совать свой нос в мои тайны.

Я знаю, это не твоя вина, что тебя нашли и как воры проникли на твои страницы, но мне потребовался долгий срок, чтобы перестать бояться откровенничать с тобой. Много, много всего случилось с тех пор, как я в последний раз обращалась к тебе, и происшедшее только доказало: как я была права, считая этот мир местом жестоким и печальным!

Я не верю никому и лишь изредка — самой себе. По утрам, днем и вечером меня терзает одна и та же мысль: что есть добро, а что зло? Я не в силах понять, наказывают меня за что-то, сделанное мною неправильно, о чем я даже не помню, или же подобное происходит с каждым, и я просто слишком тупа, чтобы это осознать.

Во-первых, я обнаружила, что не папа подарил мне Троя. А сделал это Бенджамин Хорн.

Детали опускаю, но как бы то ни было, я невольно услышала, как Одри ссорилась из-за этого со своим отцом. Я была тогда у них в «Грейт-Нозерн», чтобы повидаться с Джонни. Это брат Одри, еще один ребенок Бенджамина. У Джонни отставание в развитии. Он старше, чем я, но у него ум маленького ребенка. Так, во всяком случае, говорят врачи.

Иногда я думаю, что он специально помалкивает, потому что куда интереснее бывает просто слушать людей, чем разговаривать с ними. Единственные слова, которые он произносит, это «да» или «индейцы». Он без ума от индейцев, постоянно носит индейский головной убор из прекрасных ярких перьев и полосок цветной кожи. Для него мир — это странная смесь счастья и страдания, и мне кажется, я понимаю Джонни гораздо лучше, чем многих других людей. Может быть, надо выкраивать больше времени для общения с ним. Его так часто бросают одного.

Я в восторге, что у меня есть мой пони, мой Трой, и обожаю кататься на нем верхом, прогуливать его или просто смотреть, как он пасется. Но теперь я испытываю чувство неловкости за папу. Как будто он перестал быть правдивым человеком, каким был всегда, после того как сказал, что Трой — это его подарок. Не знаю, может, так хотел Бенджамин. Но в любом случае я всем этим очень заинтригована и чувствую, что обязана Бенджамину больше, чем папе.

Иногда я начинаю думать, что лучше бы уж мне не дарили никакого пони: тогда я не потеряла бы своего уважения к отцу, а Бенджамин оставался бы для меня просто Бенджамином. И самое плохое, что мы с Одри теперь никогда в жизни не сможем дружить. Мне даже немного не по себе, что всему виною я. Но вместе с тем я от этого чувствую свою силу. И почему это такого рода вещи случаются именно со мной?

Знаешь, мне кажется, что из всех людей на свете доктор Хэйворд действительно меня любит. Он бескорыстен, добр, и у него для меня всегда находится нежная улыбка, которая меня вдохновляет или прощает, — словом, заполняет ту пустоту, что у меня внутри.

Тринадцать лет назад он помог мне прийти в этот мир и на короткий миг прижал к своей груди мое маленькое тельце. В своем воображении я рисую себе этот момент как один из самых светлых в моей жизни. Я люблю доктора за то, что он прижал к себе меня, этот испуганный маленький комочек, только что открывший мир воздуха и света, за то, что он внушил мне уверенность, не сказав ни единого слова. Я знаю, если понадобится, он снова меня поддержит.

Он из тех, кого я с удовольствием видела бы каждый день. От него исходит нежность дедушки, и вместе с тем всегда ощущаешь твердую поддержку, совсем как у отца.

Вернусь после ужина. Осталась еще масса новостей.

С любовью, Лора.

Поделись новостью с друзьями в социальных сетях!